oldowan (oldowan) wrote,
oldowan
oldowan

Виктор Суворов: «Из коммунистов получились бы очень хорошие нацисты. И наоборот»

Originally posted by dziadek82 at Виктор Суворов: «Из коммунистов получились бы очень хорошие нацисты. И наоборот»
250х200

В сегодняшнем номере мы публикуем вторую часть интервью с бывшим советским разведчиком Виктором Суворовым. Оно посвящено событиям Второй мировой войны.
(Продолжение.
Начало)

Впрочем, пересказывать проблемы, давно уже разобранные в известных книжках, не хотелось. Поэтому мы остановились на вопросах, оставшихся «за кадром» основных публикаций автора.

Про «Змеееда» и «Кузькину мать»
— Через несколько дней, 9 мая, исполняется 66 лет со дня окончания войны, которую на 1/6 части суши принято называть Великой Отечественной, а затем, 22 июня, — 70 лет со дня ее начала. Какими открытиями вы намерены порадовать читателей?
— Сам я на эту тему не готовлю почти ничего. Как ледокол, я дорогу уже пробил. За мной пошли новые исследователи, которые меня и обогнали, и дополнили, и обогатили. Я в последнее время отвлекся на немного другие темы. В частности, скоро выйдет моя книга «Змееед». Еще заканчиваю роман «Кузькина мать».
— О чем там речь?
— «Змееед», понятное дело, про змеееда. Им у нас выступает товарищ Сталин Иосиф Виссарионович. Книга эта о заговоре в НКВД против Сталина, который имел место в 1936 году. То есть — еще до Ежова. По сути, это предисловие к моим романам «Контроль» и «Выбор».
А «Кузькина мать» — книга о самой мощной в истории человечества термоядерной бомбе, которая была взорвана 30 октября 1961 года. Ее подорвали на Новой Земле. «Гриб» был виден за 800 километров, вспышку засекли по всему Северу, включая Норвегию и Гренландию, а ударная волна трижды обогнула Землю. Изначально бомба называлась «Изделие 602». Потом дали еще одно название. Конструкторы вспомнили, что Никита Сергеевич Хрущев обещал Америке что-то показать. О, решили, вот же она и есть, наша Кузькина мать!

Роковая ошибка «отца всех народов»
— По всем вашим книгам Сталин подходит под определение «злой гений». Но все же свою самую главную войну — за Земной шар, он проиграл. Где его гениальность дала осечку?
— На мой взгляд, это случилось в 1940 году. В это время Гитлер нанес удар по Франции, беспрепятственно захватил Бельгию, Голландию, Люксембург, к Атлантическому океану рванули танковые клинья. У товарища Сталина было два варианта действий. Первый — не делать ничего. Пусть Гитлер идет вперед да напорется на войну с Великобританией. Вот когда он высадится там, мы по нему и ударим. Второй вариант — нужно было немедля наносить удар по Румынии и гарантированно отсечь Гитлера от нефти. Это был бы конец войны. Но Сталин считал, что надо чуток подождать. Чтобы Гитлер побольше увяз.
И выбрал третий, гибельный для себя вариант. Был создан Южный фронт под командованием Жукова, и в ультимативной форме у Гитлера потребовали Молдавию и Буковину. Красная армия вошла туда, остановившись в 150–180 километрах от нефтяных полей.
И вот тут Адольф Гитлер, это документально подтверждено, спохватился. Он, видимо, подумал: «Вот я иду на Запад. У меня все танки, вся артиллерия и вся авиация против Франции и Великобритании сосредоточены. На Востоке у меня осталось 10 неполноценных дивизий. Ни одного танка, очень мало самолетов, очень мало артиллерии, очень мало боеприпасов. Все лучшие генералы — у Атлантического океана. И в это время Сталин идет вперед. А что, если он не остановится?!».
Это была роковая ошибка Сталина. Вот тогда и началась разработка плана «Барбаросса». До этого никаких планов нападения на Советский Союз у фашистской Германии не было.

Голодомор был предтечей разгрома
— Вернемся к 22 июня. В книге «Разгром», разбирая причины поражений в начале войны, вы приводите впечатляющие сви­детельства младшего лейтенанта Самутина, который описывает, как в первые дни войны деморализировались огромные массы войск. Тут возникает вопрос: была ли добровольная, зачастую без единого выстрела, сдача в плен миллионов результатом напора немцев и плохой организации наших войск или она имела под собой более глубинные причины?
— Конечно, сказалась и революция, и Голодомор, и все остальные «прелести» советской власти. Летом 1940 года Красная армия вошла в Эстонию, Литву и Латвию. Официально якобы для того, чтобы защитить их от возможного нападения Гитлера. Тут же начались коллективизация, раскулачивание, уничтожение интеллигенции. Армии прибалтийских государств перед самой войной были превращены в стрелковые корпуса Красной армии. И вот напал Гитлер. Солдаты этих корпусов мигом перерезали красных командиров да комиссаров и перешли на сторону Германии. Тем самым открыв путь Тре­тьей танковой группе вокруг Западного фронта.
То же было в Украине. «Освободители» в западные области пришли еще раньше и с той же самой миссией. И сразу же тысячи людей повезли в Сибирь. Поэтому народ встретил немцев с цветами. А призывники, которые были насильственно забраны в Красную армию, массово сдавались. Когда один батальон сдался, а другой продолжает воевать, то второму приходится очень и очень несладко. То есть это была массовая добровольная сдача в плен.
Однако есть один важный момент. Если бы Красная армия первой нанесла удар, то этого развала не было бы. Представьте, мы с вами готовимся к экзамену по сопромату. Приходим, а нам говорят: «Сегодня не сопромат, а анатомия паука». А мы ничего об этом не знаем. Вот так и Красная армия попала, как кур в ощип. Она готовит к наступлению все, что можно. Аэродромы вынесены вперед, склады боеприпасов вынесены вперед, командные пункты вынесены вперед, — это все для того, чтобы наступать. Мосты разминированы. Днепровская флотилия расформирована к чертям. Загнали ее в устье Дуная. Ну понятно же, что никто не будет через устье Дуная на нас нападать. Там камыши, болота и змеи ползают. А вторую часть флотилии погнали в реку Припять. И дальше — в нововыкопанный Днепровско-Бугский канал. А в Днепре никого нет. И мосты разминированы. Все, что готовилось для наступления, оборачивалось против нас. Немцы пришли, а взлетно-посадочные полосы для них готовы. Бомбы уже сложены. Бензин завезен, продовольствие есть. И даже официантки сидят в столовой и ждут освободителей. Если бы мы не готовились к наступлению, то такого не было бы. Задача для немцев заметно усложнилась бы — застрял бы весь блиц-криг.

О несбывшемся кошмаре
А так война пошла по другим сценариям. Поэтому Красная армия завершила ее только лишь в Берлине, Кенигсберге, Бухаресте, Будапеште и Вене. Если бы наши первыми нанесли бы удар, то было бы все иначе. Была бы настоящая победа сталинизма.
— И жили бы мы сейчас, наверное, в настоящей Советской империи, которая неизвестно бы где заканчивалась…
— Да, тем более, что почву для построения коммунизма на Западе заранее «удобрили» — компартии в западноевропейских странах были неслабыми. И во Франции, и, конечно же, в Германии. Немцы, как магнит, меняют полюс. Если бы Советы захватили Германию, то немецкие нацисты превратились бы в очень хороших коммунистов. Это еще Геббельс подметил. «Из социал-демократа нациста сделать нельзя», — говорил он. А из коммуниста очень хороший нацист получается.
Вернулся я недавно из Берлина. Там есть музей «Штази», тайной полиции Германской Демократической Республики. Оттого, что я был у них специальным гостем, они мне показали немного больше обычного. Весь комплекс зданий спецслужбы превращен сейчас в музей. Меня водили в бункеры руководящего состава, дали посидеть в кресле председателя этого германского НКВД, даже расстрельные подвалы показали. Подарили мне, кстати, ключи от камеры смертников. Говорят, мол, если надо будет бежать, вот тебе ключи. Что ж, это для меня дорогой подарок. Мне тогда подумалось: «Благодаря известному немецкому порядку у них было все намного страшнее, чем в НКВД. А также благодаря тому, что у них практически полностью отсутствует юмор».
То есть немецкая тайная полиция «Штази» была ужасной организацией. Если бы мы всю Германию захватили и «Штази» получило ее в свои руки… Слияние германского «коммунизма» с советским было бы жуткой комбинацией. Как железобетон. Сталь гнется, но не ломается. А бетон ломается, но не гнется. Наши ресурсы плюс немецкая дисциплина — если бы это объединилось в критическую массу под предводительством товарища Сталина, то породило бы страшную империю.
— Ну слава богу, что не сбылось.
— Да, слава богу...
Владимир СОНЮК

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments